Close

12.01.2017

Споры с банками в судебном порядке

sudebnyi prikaz

Как показывает анализ обращений наших клиентов в Запорожье, обращавшихся к нам за юридическими услугами, наиболее востребованными в последнее время является юридическая помощь в судебных и досудебных спорах с банками.

Теоретически кризис не должен был застать нас врасплох, ведь мы (Украина) гордились своей ликвидной банковской системой. Национальный банк Украины уверял, что контролирует ситуацию, предлагая всем вкладчикам «спокойно спать». Однако, как показала практика, ни НБУ, ни правительство, ни мы, юристы, даже в плохом сне не могли предположить, что бомба под наши вклады, кредиты, фонды финансирования строительства заложена уже давно, так сказать, еще в докризисный период. Или в расчете на благоприятный исход, или просто без каких-либо прогнозов (что представляется более достоверным), наше законодательство прописано так, что адекватной защиты клиентам банков как не давалось, так и поныне не гарантируется.

Проанализировав ситуацию с точки зрения клиентов банка, мы решили поделиться своими отдельными соображениями на тему выживания в условиях кризиса, которые и в голову не приходили, пока мы не собрались в суд, представлять интересы наших клиентов – клиентов банков.

Споры с банками в судебном порядке

Споры с банками в судебном порядке в запорожье

Как показывает анализ обращений наших клиентов в Запорожье, обращавшихся к нам за юридическими услугами, наиболее востребованными в последнее время является юридическая помощь в судебных и досудебных спорах с банками.

Теоретически кризис не должен был застать нас врасплох, ведь мы (Украина) гордились своей ликвидной банковской системой. Национальный банк Украины уверял, что контролирует ситуацию, предлагая всем вкладчикам «спокойно спать». Однако, как показала практика, ни НБУ, ни правительство, ни мы, юристы, даже в плохом сне не могли предположить, что бомба под наши вклады, кредиты, фонды финансирования строительства заложена уже давно, так сказать, еще в докризисный период. Или в расчете на благоприятный исход, или просто без каких-либо прогнозов (что представляется более достоверным), наше законодательство прописано так, что адекватной защиты клиентам банков как не давалось, так и поныне не гарантируется.

Проанализировав ситуацию с точки зрения клиентов банка, мы решили поделиться своими отдельными соображениями на тему выживания в условиях кризиса, которые и в голову не приходили, пока мы не собрались в суд, представлять интересы наших клиентов – клиентов банков.

Судимся с банком по депозитам

Предположим, решение суда и исполнительный документ о взыскании суммы с банка у Вас уже на руках. Вы идете в государственную исполнительную службу, государственный исполнитель возбуждает производство по делу, а дальше, вроде бы, все должно быть просто: производится арест счета, и сумма списывается в принудительном порядке. Этот порядок применяется тогда, когда должником является не банк. А когда – банк?

В соответствии со ст. 51 Закона Украины от 07.12.2000 г. №2121-III «О банках и банковской деятельности» (далее – Закон о банках и банковской деятельности) для обеспечения своих операций банки открывают корреспондентские счета в НБУ, счета в украинских и зарубежных банках. В силу ст. 59 данного Закона на деньги и имущество банка арест может быть наложен только судебным решением, то есть государственный исполнитель в рамках исполнительного производства соответствующее постановление вынести не может. При этом стоит обязательно учесть, что корреспондентские счета банков аресту не подлежат (арестовывается конкретная сумма денег на таком счете). Наличие других счетов в других банках для клиента, как правило, terra incognita, – попробуй получить такую информацию даже на основании судебного запроса…

Вот и получается, что в принудительном порядке списание денег со счетов банков, денег по исполнительному документу может стать процедурой томительно долгой, если вообще не безрезультатной. Ведь если банк не захочет отдавать Вам деньги, он их и не отдаст. Выход один: добиваться в суде ареста имущества банка, не оставляя банку места для маневра.

Еще хуже обстоит ситуация с теми банками, где введен мораторий и временная администрация. Согласно ст. 85 Закона о банках и банковской деятельности НБУ имеет право вводить мораторий на удовлетворение требований кредиторов на период действия временной администрации, но на срок не более шести месяцев. Мораторий на удовлетворение требований кредиторов распространяется на обязательства, сроки выполнения которых наступили до назначения временной администрации.

Казалось бы, очевидным является факт, что отказ банка выплатить депозит, срок по которому истек после введения в банк временной администрации и объявления моратория является незаконным. Для примера хотелось бы привести Решение Хозяйственного суда Донецкой области в деле №19/180 от 05.01.09 г. по иску ООО «Паритет» к ответчику ЗАО «Акционерный коммерческий промышленно-инвестиционный банк» в лице филиала «Отделения Проминвестбанка в г. Енакиево Донецкой области», г. Енакиево Донецкой области о принуждении возвратить сумму депозитного вклада по договору банковского депозита в размере 262000,00 грн. на текущий счет истца». При рассмотрении указанного дела исковые требования ООО «Паритет» были удовлетворены, при этом суд руководствовался следующим: «…Согласно ст. 85 Закона Украины «О банках и банковской деятельности» мораторий на удовлетворение требований кредиторов распространяется на обязательства, сроки выполнения которых наступили до назначения временной администрации. Требование истца о возврате части депозита было заявлено 10.10.08 г., т.е. после объявления моратория. Согласно ст. 321 Гражданского кодекса Украины право собственности является нерушимым. Никто не может быть противоправно лишен этого права или ограничен в его осуществлении…».

Аналогичным по содержанию является Решение Хозяйственного суда Херсонской области от 16.12.08 г. в деле №14/447-08 по иску Производственно-коммерческой фирмы «Стар» ЛТД, г. Херсон к Акционерному коммерческому промышленно-инвестиционному банку в лице филиала «Херсонского центрального отделения «Проминвестбанка», г. Херсон о взыскании суммы депозита в размере 100000 грн. 00 коп. с начисленными процентами на дату возврата, а также пени в размере 656 грн. 00 коп. Решением суда были удовлетворены требования истца в части возврата суммы вклада, а в удовлетворении требований, относительно начисления пени было отказано. При этом суд руководствовался следующим:

«…Постановлением Правления Национального Банка Украины от 07.10.08 г. №308 «О назначении временной администрации в Акционерном коммерческом промышленно-инвестиционном банке (закрытое акционерное общество)» назначена временная администрация сроком на один год – с 07.10.08 г. по 06.10.09 г. и введен мораторий на удовлетворение требований кредиторов сроком на шесть месяцев – с 07.10.08 г. по 06.04.09 г. согласно статье 85 Закона Украины «О банках и банковской деятельности».

Согласно ч. 1, 2 ст. 85 Закона Украины «О банках и банковской деятельности» мораторий на удовлетворение требований кредиторов распространяется на обязательства, сроки выполнения которых наступили до назначения временной администрации.

Таким образом, постановление НБУ №308 «О назначении временной администрации в Акционерном промышленно-инвестиционном банке (закрытое акционерное общество)” принято 07.10.08 г., а обязательство ответчика относительно возврата суммы депозита – 09.10.08 г., т.е. после назначения временной администрации. Таким образом, мораторий на удовлетворение требований кредиторов на спорные обязательства не распространяется.

Вместе с тем, согласно ч. 3 ст. 85 Закона Украины «О банках и банковской деятельности» в течение действия моратория не начисляются неустойка (штраф, пеня), прочие финансовые (экономические) санкции за невыполнение или ненадлежащее выполнение денежных обязательств и обязательств относительно уплаты налогов и сборов (обязательных платежей)…».

Итак, вкладчик уже с исполнительным документом на руках. Существует ли также в его руках механизм, с помощью которого этот исполнительный документ будет реализован, то есть, в результате депозит с банка взыскан?

Статья 85 (часть 3) Закона о банках и банковской деятельности однозначно отрицательно отвечает на этот вопрос: «В период действия моратория запрещается:

1) взыскание на основании исполнительных документов, по которым осуществляется взыскание в соответствии с законодательством Украины…».

Таким образом, в руках банка все «козыри» и точка.

Что касается вкладчиков, срок возврата депозитов у которых наступил до введения моратория, то, как свидетельствует практика, для них действительно выходом является согласиться с предложением банка и продлить срок вклада на срок действия моратория. В таком случае, при продлении срока действия договора банковского вклада считается, что срок выполнения обязательства не наступил до введения моратория, и договор продолжает действовать.

Судимся с банком по кредитам

Активное обсуждение (в частности, на форумах различных Интернет-сайтов) ведется по поводу нескольких основных правовых проблем, связанных с кредитами.

Прежде всего обсуждается законность действий банков, в одностороннем порядке изменяющих ставку по кредиту в сторону увеличения. У многих заемщиков в договоре фигурировало условие, согласно которому банкам предоставлялась возможность в одностороннем порядке менять условия договора кредита и увеличивать проценты. В январе 2009 года (10.01.09 г.) вступил в силу Закон Украины от 12.12.08 г. №661-IV, которым внесены соответствующие изменения в Гражданский кодекс Украины (далее – ГКУ), предусматривающие, что банки не вправе в одностороннем порядке повышать процентные ставки по кредитам, а соглашения о предоставлении банку такого права признаны законом ничтожными. Резонный вопрос: означает ли это, что соответствующие положения действующих договоров кредита, заключенных до 10 января 2009 г., ничтожны и, следовательно, не создают для сторон прав и обязанностей?

У этого вопроса есть несколько аспектов, на которые мы не можем не обратить внимание. Так, если кредит взят физическим лицом для его личных нужд (на приобретение квартиры, земельного участка, автомобиля, бытовой техники и т.д.), помимо ГКУ, правоотношения, связанные с односторонним изменением процентной ставки по договору кредита, урегулированы также Законом Украины от 12.05.91 г. №1023-ХII «О защите прав потребителей” (далее – Закон о защите прав потребителей) и Правилами предоставления банками Украины информации потребителю об условиях кредитования и совокупной стоимости кредита (утверждено постановлением Правления НБУ от 10.05.07 г. №168). Эти нормативные акты действуют давно и предусматривают в совокупности следующее.

Банк вправе изменять в одностороннем порядке процентную ставку по договору потребительского кредита при условии, что он письменно уведомит об это заемщика, обоснует увеличение процентной ставки по кредиту некими «справедливыми» (читай – объективными) обстоятельствами, которые не дискриминируют позицию заемщика по отношению к банку. Скажем более: в постановлении Хозяйственного суда г. Киева от 22.11.07 г. в деле №18/363-а по иску АКБ «ПРАВЕКС-Банк» к НБУ суд в мотивировочной части, рассуждая о природе взаимоотношений банка и заемщика – потребителя, установил, что условия договора потребительского кредита, предоставляющие банку право без причин в одностороннем порядке менять процентную ставку по кредиту в сторону увеличения, a priori дискриминационны по отношению к потребителю.

Делаем вывод: договоры потребительского кредитования, заключенные до января 2009 года, содержащие условия, предоставляющие банкам право в одностороннем порядке, без обоснования соответствующих объективных причин изменять процентную ставку, могут быть по инициативе заемщика признаны судом частично недействительными в соответствии со ст. 18 Закона о защите прав потребителей, как противоречащие нормам ст. 11 указанного Закона.

Что касается юридических лиц-заемщиков, здесь, к сожалению, порадовать нечем.

Если условия договора кредита, заключенного до января текущего года, предусматривают соответствующее право банка в одностороннем порядке изменять процентную ставку по договору, естественно, что заемщику придется исполнять договор в этой части и, следуя указаниям банка, уплачивать последнему повышенные проценты или досрочно погашать кредит. Еще один вариант – плавно уходить в контролируемую процедуру банкротства с обязательным введением моратория на исполнение требований кредиторов.

Не менее важный аспект взаимоотношений клиента и банка в условиях тотальных неплатежей – расторжение кредитного договора либо признание его недействительным.

Многие заемщики видят в таком ходе панацею для своих бед, однако им не стоит забывать, что признание недействительным кредитного договора или его досрочное расторжение влечет для заемщика неприятное последствие – необходимость возвратить банку кредит. И делать это придется не в течение 20 лет, а прямо сейчас. Безусловно, расторжение договора или признание его недействительным влечет прекращение начисления процентов по кредиту, а также штрафных санкций и пени. Также немаловажным является то обстоятельство, что в результате расторжения договора или признания его недействительным прекращаются обеспечительные обременения в отношении имущества, являющегося залогом (ипотекой), и обеспечивающего исполнение основного (кредитного) договора.

Для нас оказалось сюрпризом, но от желающих досрочно расторгнуть кредитный договор или признать его недействительным нет отбоя. Идеи, которые используются в последнее время многими юристами при подготовке соответствующих исков, как оказалось, лежат на поверхности. Мы постараемся обсудить их реальную юридическую эффективность.

Идея №1. Расторжение договора в соответствии со ст. 652 ГКУ

Существенное изменение обстоятельств как основание для расторжения договора – самая распространенная категория споров с банковскими учреждениями в последнее время. Обращаем внимание, что в соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 652 ГКУ обстоятельства считаются изменившимися существенно только в том случае, когда стороны, знай они об этих обстоятельствах заранее, предпочли бы не заключать договор или заключили бы его на других условиях. При этом следует также принимать во внимание следующие обстоятельства.

Договор может быть расторгнут вследствие существенного изменения обстоятельств исключительно в случае, если:

1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такое изменение не наступит;
2) изменение обстоятельств обусловлено причинами, которые заинтересованная сторона не могла устранить после их возникновения при всей осторожности и внимательности, которая от такой стороны требуется в подобной ситуации;
3) исполнение договора нарушило бы соотношение имущественных интересов сторон и лишило бы заинтересованную сторону того, на что она рассчитывала при заключении договора;
4) из сути договора или обычаев делового оборота не следует, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Пример успешного применения нормы ст. 652 ГКУ в отношении кредитного договора можно рассмотреть, изучив постановление Высшего хозяйственного суда Украины по делу №2/241 от 23.11.06 г. Особо не вдаваясь в детали, отметим, что, удовлетворяя иск заемщика о расторжении договора, суд исходил из того, что имущество, приобретенное за кредитные средства, не принадлежит на праве собственности заемщику, при этом последний не мог предусмотреть это обстоятельство, заключая договор кредита. И что немаловажно, суд указал, что последующая выплата по договору кредита заемщиком нарушит баланс имущественных интересов, поскольку заемщик будет платить собственные средства за то, что фактически ему не принадлежит.

Следует сразу оговориться, что в любом случае наличие существенных обстоятельств и иных факторов, которые рассматриваются как основания для расторжения договора кредита в соответствии с указанной нормой ГКУ, суд будет оценивать исходя из собственного убеждения, а также аргументов заинтересованной стороны и представленных суду доказательств.

Мнение же судов по поводу того, является ли существенным изменением обстоятельств утрата заемщиком источника дохода, существенное увеличение курса доллара (при получении кредита в иностранной валюте), существенное удешевление стоимости имущества, приобретенного на кредитные средства и т.д. неоднозначно. Автору известны как случаи удовлетворения исковых требований по вышеуказанным основаниям, так и случаи, когда суды отказывали в удовлетворении таких исков. Поскольку практика по таким спорам только формируется, и обстоятельства у каждого конкретного заемщика могут быть разные, как и соответствующее содержание договора, отметим, что подобный подход, как некое универсальное лекарство на все случаи жизни, применяться однозначно не будет.

Обсуждается также идея о том, что если в силу отсутствия у заемщика возможности предлагать банку вносить какие-либо изменения в заранее разработанные банком бланки договоров кредита и залога (ипотеки), по своей правовой природе такие договоры будут считаться договорами присоединения (ст. 634 ГКУ). Эту позицию высказал Хозяйственный суд г. Киева (в упомянутом выше постановлении от 22.11.07 г. в деле №18/363-а по иску АКБ «ПРАВЕКС-Банк» к НБУ). В этой связи весьма вероятным вариантом развития событий может быть предъявление заемщиком иска об изменении или расторжении договора кредита, если условия, на которых заемщик присоединился к договору, являются очевидно обременительными для этой стороны (ч. 2 ст. 634 ГКУ). Справедливости ради стоит отметить, что практики по таким искам в открытых источниках не встречалось. Однако идея заслуживает внимания и, возможно, более детальной проработки.

Идея №2. Признание недействительным договора кредита

Как известно, основанием для признания договора кредита недействительным является его несоответствие требованиям действующего законодательства. Факт остается фактом, но физическим лицам, получившим потребительские кредиты, закон предоставляет несравнимо больше «зацепок» в смысле возможных оснований для соответствующего иска.

2.1. Принцип добросовестной предпринимательской практики и недискриминационных условий договора.

Закон о защите прав потребителей устанавливает целый ряд ограничений, которые, зачастую, банки упускают из виду при составлении договора кредита.

Так, данный Закон запрещает включать в договор кредита несправедливые условия. Перечень несправедливых условий Законом приведен (п. 5 ст. 11, п. 3 ст. 18), однако, он не является исчерпывающим. Так или иначе, если суд придет к выводу о том, что условия договора кредита приводят к дисбалансу интересов не в пользу заемщика, указанное обстоятельство может стать предпосылкой к выводу о несправедливости условий договора и, как следствие, может повлечь признание договора кредита недействительным (ст. 18). Дискриминационными могут быть, к примеру, условия относительно одностороннего безосновательного повышения процентной ставки по кредиту или привязка изменения процентной ставки по кредиту к кредитной политике банка, иным обстоятельствам, находящимся под контролем кредитора.

2.2. Нарушение ст. 524 ГКУ. Недавно мы столкнулись с иском о признании недействительным кредитного договора по тем основаниям, что валюта обязательства была вопреки требованиям ст. 524 ГКУ выражена в долларах США без эквивалента в национальной валюте. Неоднозначное впечатление произвел подобного рода иск, однако и он, на наш взгляд, тоже имеет право на существование.

2.3. Нарушение ст. 65 Семейного кодекса Украины. Оказывается, работники банков не всегда внимательно относятся к соблюдению прав и законных интересов супругов заемщиков при оформлении кредита и договора залога. В соответствии со ст. 65 указанного Кодекса договор кредита может быть признан недействительным по иску одного из супругов, который не давал согласие на заключение сделки, явно выходящей за пределы бытовой.

Итак, количество дел в судах с участием банков неуклонно растет. Естественно, – практика по применению тех или иных схем борьбы заемщиков и собственников депозитов за свои права только в начале формирования. Однако нельзя не отметить общую тенденцию, которую подхватили уже и суды. По крайней мере, это становится очевидным после ознакомления с постановлением Хозяйственного суда г. Киева от 22.11.07 г. в деле №18/363-а по иску АКБ «ПРАВЕКС-Банк» к НБУ. Пользуясь услугами банка, мы должны в полной мере отдавать себе отчет – договоры кредита, залога, депозита сформулированы так, чтобы в полной мере обеспечить защитой интересы банков, дискриминируя позицию клиента. Практика, в которой клиент не может показать своему юристу проект договора, предлагаемый банком, а также не может внести банку какие-либо предложения по дополнению договора условиями, гарантирующими права заемщика (собственника депозита), должна быть признана порочной и искореняться любыми доступными средствами. Вплоть до бойкота банковских услуг! Желание купить квартиру (автомобиль, стиральную машину – нужное подчеркнуть) не должно превалировать над разумной осторожностью!

Также вы всегда можете получить консультацию у нашего адвоката.

Дата актуализации статьи – 2012г.

Если статья была Вам полезна, Вы можете поделиться ею: